Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
25 февраля, четверг
Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Первые лётчицы России

Женщины-авиаторы принадлежали к очень богатым семьям, и это понятно: дорогое удовольствие требует больших расходов. Одна из первых русских женщин-авиаторов — Евдокия Анатра — была супругой одесского итальянца-миллионера, семья имела судоходную компанию и мукомольный бизнес. В 1913 году Евдокия установила всероссийский рекорд высоты — 3 километра, причём на самолёте, собранном её деверем Антоном Анатрой, на заводе, расположенном в пригороде Одессы.

В Москве первой женщиной, получившей пилотское звание, стала Елена Самсонова. Нередко дочери крупных дельцов фотографировались в кабинах аэропланов, купленных за большие деньги. На одном из снимков жена крупного московского бизнесмена Анна Николаевна Бурышкина запечатлена в момент управления воздушной машиной. Интересно то, что одета она по последней моде того времени, дорогую одежду и обувь, довершает образ изящная шляпка на голове.

Думается, читателям газеты Приморского регионального отделения СМР "ПП", особенно молодому поколению, будет интересно знать, что авиационные шоу быстро завоевали популярность в России начала прошлого века. Мастерством авиаторов восхищались, считая их "сверхчеловеками", и непременно хотели быть похожими на них. Их показательные полёты собирали десятки тысяч зрителей. Во время многокилометровых перелётов зрители, вооружившись биноклями, подзорными трубами, зонтиками, долгие часы проводили на лётном поле, ожидая своих кумиров.

Её манила высота

По версии ряда экспертов, первой в России профессиональной лётчицей стала Лидия Зверева, которую русские воздухоплаватели и многочисленные поклонники авиации за смелость называли "королевой риска". Она была дочерью генерал-майора, героя Русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Под впечатлением военных рассказов отца Лидочка мечтала совершить что-то героическое. Тайком от матери, которая очень уж пеклась о здоровье своих двух дочек Люси и Лиды, делала гимнастику и заклялась, обливаясь даже зимой ледяной водой. Ей было лет двенадцать, когда в гарнизоне, которым командовал отец Лиды, появились привязные аэростаты. От отца девочка узнала, что если подняться на аэростате на высоту пятьсот метров, то с него можно вести наблюдение за окрестностью в радиусе двадцати пяти километров. Правда, строгий генерал, заметив загоревшиеся интересом глаза младшей дочери, добавил: "Только барышням на них подниматься нельзя".

Однако Лида тайком от всех решила во чтобы то ни стало полюбоваться землёй с высоты птичьего полёта. Зная, что ей симпатизирует молодой командир воздухоплавательного отряда поручик Николай Гаврилов, она решила задобрить его своими драгоценностями — подаренными матерью золотыми часиками и жемчужным ожерельем, добавив к ним для весомости несколько серебряных ложек из буфета.

Офицер, посмотрев на Лидочкины сокровища, задумчиво покрутил ус и согласился:

— На этой неделе подниму вас в воздух.

Но едва она ушла, вместе с "подарком" направился прямиком к начальнику гарнизона. А генерал, услышав о намерениях младшей дочери, пришёл в восторг от её смелости и приказал:

— Вы, поручик, обязательно поднимите Лидию Виссарионовну на аэростате. Я же обещаю, что сохраню наш разговор в тайне.

О сговоре генерала с подчинённым ему офицером Лида узнала после того, как увидела в своей шкатулке золотые часики и ожерелье. А до этого было ни с чем не сравнимое чувство восторга от парения над землёй, острое ощущение счастья и полной свободы.

После окончания гимназии по настоянию матери Лиду отдали в Мариинский институт благородных девиц. А затем выдали замуж за железнодорожного инженера Ивана Сергеевича Зверева, который через два года умер от аппендицита.

В 1910 году Лида увидела одно из первых в России авиашоу, на котором её совершенно потряс факт участия в этом авиационном представлении французской баронессы Раймонды де Ларош. Тогда она и решила доказать, что сможет летать не хуже французской аристократки и обязательно станет первой в России женщиной-авиатором. И после учёбыв основанной предпринимателем С.С. Щетининым при Гатчинском военном аэродроме частной авиашколы в ноябре 1911 года Лидия Зверева действительно первой из русских женщин получила диплом пилота.

В качестве пассажира Лидия на самолёте своего второго мужа, лётчика-инструктора Владимира Слюсаренко, приняла участие в первом для русских пилотов авиаперелёте Санкт-Петербург — Москва. В нём участвовали такие знаменитости, как Михаил Уточкин, Григорий Янсковский, Максим Лерхе и другие. Правда, из-за поломки мотора Слюсаренко пришлось вернуться обратно на петербургский Комендантский аэродром, откуда 10 июля 1911 года стартовал перелёт. На следующий день Слюсаренко повторил попытку преодолеть расстояние в 725 километров между двумя российскими столицами. Но она закончилась неудачей: аэроплан потерпел крушение, а летевший на это раз вместо Зверевой авиатор Константин Шиманский погиб. Сам Владимир получил многочисленные переломы. Оправившись от полученных травм, Слюсаренко на деньги жены купил авиамастерские и наладил в них сборку аэропланов, выпустив в небо восемьдесят крылатых машин разных моделей. Самой удачной из них во всех отношениях был аэроплан-разведчик "Фарман ХV". Лидия, получив пилотский диплом, не только совершенствовала своё лётное мастерство, но и участвовала в различных соревнованиях и показательных выступлениях. Однажды на авиашоу, где Зверева выступила блестяще, присутствовал российский император Николай II с семьёй. Под бурные аплодисменты трибун первая женщина-авиатор максимально снизила свой аэроплан. Император приветствовал её стоя. После посадки император вместе с дочерьми подошёл к отважной женщине поблагодарить за доставленное удовольствие от её полёта. Тогда он назвал её "сокровищем и гордостью Отечества" и пообещал личную охранную грамоту.

"Королевой риска" Звереву прозвали после того, как в Риге перед Первой мировой войной 19 мая 1914 года она первой из женщин-лётчиц выполнила "петлю Нестерова", которую из-за сложности чаще называли "мёртвой петлёй". До этого сама Лидия данную фигуру высшего пилотажа не выполняла, лишь знала теоретически, как это делать. А решилась, чтобы доказать приезжему авиатору-гастролёру доступность для женщин-лётчиц всех фигур высшего пилотажа, в том числе и такой действительно нередко смертельной для неопытных пилотов, как "петля Нестерова". Кстати, сам этот авиатор "петлю Нестерова" на своих показательных выступлениях не демонстрировал. И на глазах у многочисленных рижских зрителей, собравшихся на местном ипподроме, Лида на своём моноплане "Моран" безупречно "вычертила" в небе "мёртвую петлю". Причём сделала это, как подобает женщине, изящно, одновремённо заставив зрителей поволноваться за её жизнь. Это событие осветили на страницах газет российские и зарубежные журналисты того времени.

Кроме этого известная лётчица открыла свою частную лётную школу для женщин. В ней она учила лётному мастерству также артистов — княгиню Долгорукую, Наумова-Антонова и других.

Зверева давно лелеяла мечту выполнить одиночный перелёт из Петербурга в Москву. Владимир, видя стремление жены, не пытался препятствовать осуществлению мечты. Он слишком хорошо знал свою Лиду, которая не мыслила жизни без неба и без риска. Только полёты делали её счастливой. Вполне возможно, что она осуществила бы этот перелёт, но помешала война. Слюсаренко получил приказ от военного ведомства о передислокации авиапроизводства из Риги под Петербург. Вместе с мужем сменила место жительства и Лидия. Этот период стал самым скучным в её жизни. Её охватила хандра, в военное время было не до соревнований и авиационных рекордов. Тогда она стала проситься на фронт в качестве военного пилота. Владимир был категорически против, пришлось даже пригрозить жене, сказав, что, если она посмеет выйти за порог, он застрелится. Пришлось смириться, но сидеть без дела Лидия не умела. Её даже не обрадовало неожиданное приглашение принять участие в Царскосельских авиационных соревнованиях. "Это же опять надо "крутить" порядком надоевшие и отработанные до мелочей фигуры пилотажа, — сказала она мужу. — Мне же хочется такого, что до меня ни одна женщина не делала". Однако она поддалась на уговоры Слюсаренко и дала согласие на соревнования в небе с мужчинами.

Как всегда, Зверева блеснула чистотой техники пилотирования, точностью пилотского расчёта. Она явно оказалась лучшей из всех участников соревнований, среди которых не было ни одной женщины. Лидия закончила свой выступление и стала готовиться на посадку, когда её аэроплан неожиданно для многочисленных зрителей стал резко терять высоту и рухнул на сосны. Лётчица осталась жива. Более того, после крушения она оправилась на удивление быстро. Мужу она сказала, как отрезала: "Я больше никогда не буду летать. Отлеталась!" Видимо, Лидия поняла, что ей изменило обострённое пилотское чутьё, то необъяснимое качество, которое помогает профессионалу высокого класса не только чувствовать самолёт, но и предугадывать дальнейший ход событий в воздухе и мгновенно принимать одно-единственное правильное решение. Без этого чутья лётчик уже не летчик. Верно подметил писатель Александр Куприн, друживший со многими российскими пилотами, что они "люди с птичьей кровью", обладающие высоким чутьём полёта. Владимир пытался успокоить жену, убеждая её в том, что нужен отдых, а потом можно снова садиться в кабину аэроплана. Но Лидия уже изменилась, она решила в это тяжёлое для страны время помогать раненым военного госпиталя, который открылся в пригороде Петербурга. Так выпускница Мариинского института благородных девиц Лидия Зверева стала медсестрой. Судьба уготовила ей нелёгкое испытание: она заразилась тифом, сильно болела и 15 мая 1916 года в возрасте 26 лет умерла.

Ей короткую, но яркую жизнь современники сравнивают с пролетевшим по небу метеоритом, но с тем отличием, что первая русская лётчица Лидия Виссарионовна Зверева оставила неизгладимый след в истории отечественной авиации, запомнившись многим своим филигранным лётным талантом.

Выпускницы "Гамаюна"

По примеру Зверевой диплом Гатчинской авиашколы "Гамаюн" получили другие россиянки — уже упомянутая выше Евдокия Анатра, Любовь Галанчикова и Евгения Шаховская. Последняя из этого списка оказалась личностью волевой и незаурядной. Подобно Лидии Зверевой, она вписала ещё одну яркую страницу в развитие отечественной авиации.

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 7 (371) от 25.02.2016 г.

Подготовил Степан Марков

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно