Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
29 сентября, четверг
Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Он убил капитана Каттани

Актер и режиссер Микеле Плачидо — благородная седина, чуть заметная усмешка, тонущая в седых усах, — был, возможно, самым ожидаемым (во всяком случае, женской половиной зрителей) гостем кинофестиваля "Меридианы Тихого". Комиссар Каттани, которого с таким блеском сыграл сеньор Плачидо, — по сути первый герой-одиночка, проникнувший на советское ТВ... Такое не забывается...

Сам Микеле Плачидо к комиссару Каттани относится двояко: с одной стороны, он прекрасно понимает, что своей мировой известностью обязан этому персонажу, с другой — Коррадо Каттани был убит... самим Микеле Плачидо.

— Правда ли, что комиссара Каттани убили в сериале по вашему настоянию? И общаетесь ли вы с актерами сериала?

— В ответ на первый вопрос — да, правда. Я устал от сериала, от этого героя и, можно сказать, совершил самоубийство. Что касается отношений с актерами — я дружу только с Рено Джероне, который играл одного из злодеев — Гаэтано Корриди. В реальности — он мой самый большой друг.

— Что сложнее: служить в реальной полиции или играть роль полицейского в кино?

— О, какая провокация, — усмехается в усы сеньор Плачидо. — В кино актер исполняет роль, он на самом деле не гоняется за преступниками, не выполняет реальные функции полицейского. А служба настоящего полицейского опасна, он работает в интересах общества, в интересах всех законопослушных граждан. Но дело в том, что я реально служил в полиции, когда мне было 18 лет. Я проработал в полиции два года. И поэтому когда в последующем играл полицейских, этот опыт, который я приобрел во время реальной работы, очень помогал, был бесценным. Сразу вспоминались и внутренняя дисциплина, свойственная полицейским, и логика, и четкость действий, да и знания реалий работы очень помогали в кино. Так что, исполняя роль полицейского, я не делал вид.

Недавно я снял фильм с Матье Кассовицем и Даниэлем Лотье. В фильме Даниэль играет полицейского, Матье — гангстера. Фильм уже был показан в Париже. Так вот, еще до начала съемок актеры работали с французской полицией, где их учили обращаться с оружием, рассказывали о принципах работы.

— Наши российские женщины обожают вашего Коррадо Каттани. И многие были бы готовы составить ваше личное счастье...

— Да, если бы Коррадо был забыт, я бы, наверное, здесь бы не сидел... Что касается россиянок... Надо посмотреть, что предлагают. Почему бы и нет?

— Так вот, что для вас счастье и счастливы ли вы?

— У каждого свое понятие счастья. Для меня счастье — если жизнь удалась, если она тебе нравится. Что касается вопроса, счастлив ли я... Да. Все компоненты счастья в моей жизни присутствуют. Счастье отдельного человека зависит от общего счастья всей страны, в которой он живет, от того, в каком состоянии находится эта страна, какая у нее история. Я родился в 1946 году — через год после того, как закончилась война. У Италии за время моей жизни было немало проблем — в экономике, политике, с мафией, — но все они были решены. Италия прожила время после войны достаточно спокойно, без потрясений — в отличие от России, которая постоянно в плане политики переживала постоянные потрясения, войну в Афганистане и многое другое. Все это не способствует состоянию счастья у жителей России...

— К вопросу об Афганистане. В вашей фильмографии есть роль капитана Андрея Бандуры в фильме Владимира Бортко "Афганский излом". Расскажите об этой работе...

— Да, я помню этот фильм. Хорошо помню тех ребят, рядовых, массовку, которые принимали участие в съемках фильма. Мне нравилось сниматься вместе с ними. Вспоминаю разговор с одним из солдат, он сказал мне: мой дед погиб за идеалы коммунизма, отец погиб за них, а за что в Афганистане сражаемся мы? Ведь нас ненавидит Европа, Америка, зачем мы здесь? Тогда я понял, какие перемены происходят в сознании советских людей.

Сегодня я бы смог ответить этому парню. Я не пытался осудить действия властей СССР, вступивших в войну, я всегда судил о России как о величайшей культурной стране мира, всегда!

Для меня съемки в "Афганском изломе" никаких последствий политического свойства не имели, но я пристально наблюдал, как развивалась ситуация в Афганистане все это время. Я во время съемок фильма осознал, что руководство СССР, вводя войска в Афганистан, жило в несогласии со своим народом. В этой стране погибли тысячи молодых людей, и их матерям до сих пор неясно — за что, во имя чего сгинули их дети... После вывода войск СССР из Афганистана проблема этой страны легла на плечи западного мира, теперь Запад хорошо осознал, насколько трудно и насколько затратно решать проблемы в этой горячей точке...

— Легко ли вам было играть русского?

— В общем, да. По двум причинам. Мой герой Андрей Бандура — в целом типаж устоявшийся, героя-одиночки. А кроме того, русская литература, русская культура и искусство всегда мне были интересны, я этим интересовался, читал Толстого, Пушкина, Лермонтова, Чехова, много читал книг о революции в России, об истории Советского Союза, смотрел фильмы русских режиссеров — от Эйзенштейна до Михалкова-Кончаловского, поэтому был подготовлен к роли русского, можно сказать. Кроме того, я почти месяц проходил стажировку перед съемками в советской армии, в горах Таджикистана. Я общался с русскими солдатами, летал на русских вертолетах, парился в бане с русскими генералами, а уж сколько водки с ними выпил — не сосчитать. Стал русским!

— Какой из современных российских фильмов произвел на вас самое сильное впечатление?

— Не могу сказать, что пристально слежу за российским кино, но вот фильм Александра Сокурова "Фауст", который взял главный приз на Венецианском фестивале, мне очень понравился. Что касается других персоналий, то я с удовольствием смотрю фильмы Никиты Михалкова. Как актер и режиссер он мне очень нравится, нравятся практически все его работы, в том числе — "Утомленные солнцем".

— Какой фильм для вас как актера и как режиссера наиболее ценен?

— Как актер я больше всего ценю фильм "Три брата" режиссера Франческо Рози и фильм "Эрнесто", за роль в котором я получил приз в Берлине. Из тех фильмов, что я снял сам, очень люблю фильм, который представлял на Московском кинофестивале, — "Валланцаска — ангелы зла".

— Вы много работали в театре, расскажите, какие роли на подмостках считаете самыми важными в своей карьере...

— Я действительно горжусь своими театральными работами, как и тем фактом, что играл в спектаклях по произведениям Достоевского, Чехова — "Вишневый сад", во "Власти тьмы" Толстого.

Я много играл в спектаклях по пьесам Шекспира и Луиджи Пиранделло. Играл Отелло, играл в "Макбете". В будущем году буду играть в "Короле Лире", причем две роли сразу — собственно Лира и автора-рассказчика. Планирую создать документальный фильм, который будет посвящен работе над этой постановкой.

— Стоит ли национальному кино пытаться противостоять голливудской экспансии?

— В этом отношении молодцы французы, они принимают большие усилия по защите своей культуры, вводят квоты на показ американских фильмов по национальному телевидению, к примеру. И существует закон, регулирующий, какой процент фильмов голливудского производства может быть показан. И эти действия помогают французскому телевидению удерживать свои лидирующие позиции на внутреннем рынке и развитию французского кино. Да, нужно сопротивляться. Но как? Может быть, следует вести себя, как американцы себя ведут дома? Ведь в США вообще не показывают по ТВ европейские фильмы, а если и показывают, то в мини-, даже в микродозах, причем часто без дубляжа. Американцы прекрасно отдают себе отчет в том, что кино — важнейшее из искусств, несущее идеологическую нагрузку.

Без Америки не обходится ни одна война в мире. Естественно, идеологически они должны себя поддерживать и оправдывать, во всех фильмах американцы — бравые солдаты, добрые, честные, отважные, ребенка не обидят. И всегда американский герой спасает мир. Фильмы такого рода даже "Оскары" получают — достаточно вспомнить картину Кэтрин Бигелоу. При этом на экранах США никогда и ни за что не покажут фильмы из Ирака, Ирана, Ливии... С одной стороны, американцы поступают умно, с другой — мы должны поступать симметрично.

— Мое поколение помнит фильмы знаменитых итальянских неореалистов. Возможно ли появление второй волны такого кино в Италии сегодня?

— В прошлые годы два итальянских режиссера удачно показывали свои фильмы на Каннском фестивале. Это Паоло Соррентино и Маттео Гарроне. Их фильмы были сняты в стилистике неореализма. Я считаю, что сегодня в современном итальянском кино есть молодые режиссеры, от которых можно ожидать выхода на высокий уровень — под стать Феллини и другим мэтрам. И я бы был рад и счастлив, если бы мне удалось к следующему фестивалю "Меридианы Тихого" привезти во Владивосток работы современных итальянских режиссеров.

— Не так давно вы снимались с Моникой Беллучи, Робертом де Ниро в фильме Джованно Веронезе "Любовь: инструкция по применению". Легко ли вам работалось с этими актерами?

— С Моникой мы давно знакомы, в начале будущего года она будет играть в Париже в нескольких моих театральных постановках. А завоевать расположение Роберта де Ниро мне помогли несколько головок моцареллы из молока буйволиц, которые я привез ему в подарок из моего родного городка. И он был покорен, был счастлив!

В фильме я играю отца Моники. В мою дочь вдруг влюбляется человек, всего на пару лет меня младше! Это в нашей стране называется "Любовь в третьем поколении". Считаю, что любви все возрасты покорны. Вообще, в жизни есть простые радости: хорошая еда, радость общения с любимой женщиной... Это радости, доступные абсолютно всем. С возрастом сексуальность уходит на задний план, но чувства не притупляются, на первый план выходят истинные эмоции...

— Какие фильмы вы предпочитаете смотреть?

— Я в кино видел многое, начиная от шедевров немого кино, в том числе русского... Современное русское кино смотрел много — Бодрова, Бортко... Но все же отдаю предпочтение национальному кино, фильмам, которые созданы в моей стране. Никаких особых предпочтений у меня нет, я люблю разное кино...

— Как вам кажется, что из азиатского кино можно привнести в европейский?

— Мир — большая деревня. И проблем со взаимопроникновением тут нет. Мы знаем, что многие знаменитые азиатские режиссеры из Тайваня, Кореи, Китая работают в Голливуде. В настоящее время мне нравится современное иранское кино. Там стало появляться много историй о женщинах, которые восстают против вековой дискриминации, против женского рабства.

— Венсана Переса визит во Владивосток в прошлом году сподвиг привезти к нам фотовыставку, можно ли ожидать, что и вы придумаете что-то неожиданное?

— Может быть... Я был бы рад — и не исключаю такой вероятности — что приеду на следующий фестиваль в более активной роли: в качестве члена жюри. Или с курсом актерского мастерства на три-четыре дня для ваших молодых актеров, или с мастер-классами по режиссуре в кино...

— Сегодня в мире так неспокойно жить, волнует ли вас будущее?

— Посмотрите на молодых людей, в том числе сидящих в зале, и спросите лучше у них: что их волнует, беспокоятся ли они о будущем, потому что будущее принадлежит им. Я уже в зрелом возрасте, жизнь меня и моих ровесников малость побила, мы от жизни слегка устали... А молодежи хочется сегодня от жизни не так много, молодые сегодня более понятны: они хотят хорошей работы, чтобы можно было зарабатывать деньги, хотят любви, мечтают о семье, не хотят войн и катаклизмов. И это замечательно!

«Прогресс Приморья», № 38 (151) от 29.09.2011 г.

Людмила Александрова

 

Отзывы (1)

propeciacapAccutfug, 02.12.2012 3:16
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно