Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
28 апреля, четверг
Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Море и люди Юрия Волкова

70 лет, по словам заслуженного художника России Юрия Волкова, это вообще не повод для долгих речей и какого бы то ни было "подведения итогов". Свое 70-летие он встретил, открыв выставку, а сразу вслед за этим стал собираться на этюды на родной Сахалин. "Хорошо бы морем туда добраться, да вряд ли получится. А жаль", — говорит Юрий Иванович. Море он любит с детства. Семья Волковых жила на Сахалине у самой кромки Татарского пролива, который в шторма стучался каплями в окна их дома... Рыбачить в море, ходить в лес за грибами и ягодами, работать на огороде, ездить в ночное Юрка Волков научился совсем маленьким...

— Жизнь тогда была другая, — рассказывает художник. — Сегодня мамы пятилетнего малыша от юбки не отпустят, а тогда нас у мамы уже четверо было, надо было и прокормить всех, и на ноги поставить. Мы рано учились помогать... Послевоенная жизнь сладкой не была. Но наша семья всегда была дружной!

Рожденный у моря, Юрка Волков никогда — за всю жизнь — не страдал морской болезнью. И море всегда любил нежно, трепетно... Казалось, жизнь прокладывает ему обычную для того времени судьбу парнишки из рабочей семьи: семилетка, училище, работа в море. Но...

— Сколько себя помню, столько рисовать любил, — говорит Юрий Иванович. — В школу пошел — мы уж к тому моменту в Южно-Сахалинск переехали — оформлял все стенгазеты, красные уголки... И лошадей рисовал повсюду, все обложки учебников, все тетрадки были в лошадях. В Южно-Сахалинске-то тогда автомобилей почти не было, гужевой транспорт. Вот лошади меня и пленили.

Конечно, никакой школы, никакого понятия о перспективе, законах композиции, технике у юного Юры Волкова тогда не было. В то время в Южно-Сахалинске было одно-единственное ФЗУ, и после семилетки парни шли или туда учиться, или в море, или на производство. Семья Волковых — восемь человек детей! — жила скромно, писателей-поэтов-художников никогда в роду не было, откуда у Юрки взялась эта тяга — было непонятно... Но от своей мечты он отказываться не собирался...

— Тайком, потихоньку, — смеется Юрий Иванович, — пошел в местную библиотеку, взял там справочник абитуриента, нашел Владивостокское художественное училище. Написал в училище, попросил прислать вызов на экзамены. И стал ждать... Лето наступило, мы, помню, всей семьей картошку на огороде окучивали. И почтальон идет. Маме говорит: вам письмо из Владивостока. А мама неграмотная у меня была, испугалась: что за письмо, кому... Тут я вышел и сказал: это мне, мама, я на художника буду учиться... Мама с отцом меня благословили. И это несмотря на то, что в тот год не только мне надо было из семьи уезжать — старший брат тоже родное гнездо покидал, в армию служить уходил. Трудно было без двух старших сыновей сразу остаться, а все же на пути родители не стали...

Благословение — это хорошо, но денег на билет до Владивостока в семье Волковых не было. Жили очень и очень скромно. Юрка стал разгружать пульманы с песком. Там платили сразу: разгрузил — получи! Так на палубный билет до Владивостока и заработал...

— Плыли мы еще на пароходе, на "Волховстрое", — говорит Юрий Иванович. — У меня с собой — вещмешок с хлебом да какой-никакой одежонкой, вот и все. Палубный билет — это значит, там и спать, на палубе. До Владивостока мы должны были дойти за пять дней, но попали в жуткий шторм, настоящий, восьмибалльный. "Волховстрой", как щепку, вверх-вниз кидало! А я — ничего! Кочегары на воздух выйдут подышать, позовут меня: пацан, сбегай за водичкой — бегу, интересно же! Они мне пароход показали... Во все глаза смотрел!

Смотреть во все глаза, замечать красоту в обыденном, всматриваться в человека — этим всегда отличался художник Юрий Волков. Эти черты сделали его впоследствии одним из лучших портретистов и жанровых художников Дальнего Востока, автором таких известных всему Советскому Союзу, всей России картин, как "Девчата с Шикотана" и "Семья рыбака". Но тогда, тогда...

Во Владивостоке экзамены в училище Юрка Волков с треском провалил. Однако педагоги в приемной комиссии разглядели в юноше талант и посоветовали подучиться и прийти еще раз через годик...

— Решил я, — улыбается Юрий Волков, вспоминая, — год в каком-нибудь ФЗУ проучиться, а потом снова пойти в художественное. Да и домой было стыдно ехать несолоно хлебавши, думал, буду им писать, что учусь на художника... Пацан... Пришел я в училище, на Луговой оно было... А директор мне и говорит: учиться три года, потом еще три года работать на Дальзаводе. Нет, думаю, не мое. И решил ехать домой. А денег-то — ни копейки! Пришел я к начальнику морвокзала, все рассказал... Он взял меня за руку, отвел на судно и попросил капитана: довези парнишку до Корсакова. Вернулся я, пошел в восьмой класс и в изобразительный кружок поступил. А через год стал студентом художественного училища...

По окончании училища Юрий Волков мечтал поехать учиться дальше, в Москву, в Суриковское... Но как раз в год его выпуска в городе нашенском открыли Институт искусств с художественным отделением. И выпускник Владивостокского художественного училища стал студентом Института искусств — со студенческим билетом № 2! Так и прикипел Юрий Иванович к Владивостоку, так и остался жить в этом городе туманов и сопок... Но любовь к морю, к людям морского труда не потерял. Юрий Волков полжизни провел на пленэрах на Курилах, Камчатке, Сахалине, он — один из основателей знаменитой Шикотанской группы художников...

Бродить по его юбилейной выставке — одно удовольствие. Суровая, но такая привлекательная (глаз не отвести!) красота северов — Шикотана, Сахалина; яркие, живые лица людей, которых встречал он в творческих командировках; спокойные, проникнутые светом пейзажи Владивостока...

— Друзья говорили, — смеется художник, — ты гляди, Юра, в два ряда не вешай работы! А что, если бы все собрать, в пять рядов вешать бы пришлось...

Лучшие работы Юрия Ивановича — "Девчата с Шикотана", к примеру, хранятся в фондах картинной галереи и на выставке не представлены. Эти картины — народное достояние, а в залах Союза художников, где работает его юбилейная выставка, к сожалению, нет необходимой для работ такого уровня степени безопасности...

Кстати, "Девчата с Шикотана" в 1970 году были опубликованы в журнале "Огонек", на цветной вкладке, на развороте...

— На первой странице, — смеется Юрий Иванович, — чемпионка по гимнастике Галина Кулакова, а на развороте — мои "Девчата". Ох, сколько писем мне потом из "Огонька" переслали! Матросы, солдатики, комбайнеры, рабочие молодые — все писали. Дайте, говорят, нам адрес той девушки, что в центре композиции, хотим с ней переписываться, дружить, готовы хоть завтра жениться! А я лицо с одной рисовал, фигуру с другой, руки третьей, по три-четыре года материал собирал, этюды писал... Как это ребятам объяснить, что девушка их мечты — собирательный образ? Так и остались парни без своей шикотанской красавицы... Но, может, кто и отправился за счастьем на острова, тоже хорошо. Лучшего места, чем Курилы, более красивого, западающего в душу, я не знаю. Понимаю, почему даже президент Медведев был поражен и очарован. Там такая дикая, нетронутая человеком красота!

Юрий Иванович говорит уверенно, ему есть с чем сравнивать... За свою жизнь он где только не побывал... В двух кругосветках — на "Палладе" и на "Надежде" — участие принял, в регате "Гранд-Коломбо"... Всякие моря он видел — теплые, южные, пейзажи тропические... А душа жила на Курилах!

— Уж не знаю, — улыбается Юрий Иванович, — почему меня включили в состав кругосветной экспедиции. Может, потому, что я прямо в пути все время писал свежие работы, которые дарил главам городов, важным людям, с которыми мы встречались. Представляете, подлинники — в подарок! Времени впустую я никогда не терял, работать — это в привычке. Вон, видите, портрет цейлонца? Это мы были в Коломбо, поехали в древний город Канди, ему почти четыре тысячи лет. И там увидел я этого человека — прокаженного. Такие глаза, такая яркая внешность! Два часа он мне позировал... И вот вышел портрет... Что-то в нем есть, верно?

Да, от портретов Юрия Волкова глаз не оторвать, на каждом он словно в душу человека проникает, самое главное замечает и на холсте отражает. И такие красивые люди смотрят на зрителя с его портретов...

Выставка "Юрий Волков — 70!" зачаровывает посетителей. Достаточно только названия выставленных работ перечислить: "Кунаширский мотив", "Часовня у госпиталя ТОФ", "Залив Мордвинова", "Остров Цейлон", "Шикотан. Студентка "Голубого Меридиана", "На реке Тымь"... Идешь по залу — глаз не отвести...

А когда попросил автор этих строк Юрия Ивановича сделать его фотографию рядом с одной из картин, выбрал художник "Кунаширский мотив". Могучая сосна на склоне сопки, яркое, синее-синее море, бьющая в глаза зелень...

— Здесь мало кто бывал, — смеется Юрий Волков. — Это я на Курилах вместе с погранцами острова вдоль и поперек исходил. Даже на вулкан Тятя мы с друзьями совершили восхождение... Такой тайфун как раз был, но мы все равно пошли! Это не передать словами, то ощущение, когда ты стоишь и смотришь в жерло вулкана, а земля под тобой в трещинах, и дышит, дышит теплым воздухом, а вокруг — огромные булыжники да застывшая лава. Красота — дикая, яростная, а все же в душу так впечатывается, что потом можно годами по памяти писать... В то восхождение у меня дождь холсты унес, а этюдник уцелел... И работал я, работал!

«Прогресс Приморья», № 16 (129) от 28.04.2011 г.

Людмила Александрова

 

Отзывы (1)

propeciatimeBateKetly, 28.11.2012 19:16
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно